Блог

Инклюзивность by default

Существует мнение о том, что юристы – люди не очень эмоциональные. Айтишники – тем более. Что уж говорить об IT-юристах? Только коды, алгоритмы, регламенты и ничего человеческого? Конечно, нет.

Сегодня Мирослав Хмарский рассказывает о том, как современный «технологический» мир относится и должен относиться к людям с особыми потребностями, как отреагировала незрячая девочка на его слишком простое задание и почему «глобальная миссия» - это не просто пафосные слова.

 - Как ты относишься к слову «инвалид»? Правильно ли так называть людей с ограниченными возможностями?

- Скажу честно: когда-то это слово было очень некомфортным для меня. Я выделял таких людей в отдельную категорию. Потом границы начали стираться, я стал больше смотреть на суть человека. Когда я общался с незрячими детьми, я был поражен, насколько они искренние. У них нет оценки внешнего. Они тебя не оценивают по тому, как ты выглядишь.

- Проблема доступа к информации для людей с ограниченными возможностями реально существует. Как ты думаешь, это вопрос технический, юридический или медицинский?

- В первую очередь это вопрос человеческий. В Европейской конвенции по правам человека закреплены определенные принципы, по которым, люди с инвалидностью не должны выделяться в отдельную категорию с точки зрения возможности доступа к информации. Они просто должны иметь доступ ко всем благам, в том числе и к информации, как и все остальные. А государство должно обеспечить им этот доступ.
Ограничивать человека с инвалидностью, например, в доступе к информации в интернете – это значит исключить его из… мира. Это значит, что такого человека просто не существует в твоей системе координат. И неважно, разрабатываешь ли ты сайт или строишь метро: если ты не подумаешь о таких людях, значит ты сам, своими руками, просто исключил их из общества.

- Расскажи, пожалуйста, в каком состоянии находится вопрос доступа к информации для таких людей в мире. Что и как регулируется? Что и как выполняется?

- В Европе, в США в сознании людей это является нормой: когда человек с ограниченными возможностями может воспользоваться любыми благами. Когда возле здания есть удобный пандус. Когда каждый автобус оснащен специальными подъемниками. Когда каждый государственный веб-сайт имеет функционал, который дает возможность получить информацию человеку с особыми потребностями. Это называется инклюзивный подход.

В этом году исполнилось 30 лет со дня принятия ADA.
ADA является первым в мире законом, который гарантирует равные права людям с ограниченными возможностями. Закон об американцах-инвалидах – это закон о гражданских правах, который запрещает дискриминацию в отношении людей с ограниченными возможностями во всех сферах общественной жизни и облегчает для них доступ к рабочим местам, в учебные заведения, пользование транспортом и посещение всех открытых для публики общественных мест. Кстати, Акт даже не выделяет сайты в отдельную категорию. Если сайт – это средство информации, то доступ к нему должен иметь каждый человек, вне зависимости от его особенностей.

В большинстве стран уже действуют законы, которые обязывают государственные сайты обеспечить доступ для людей с ОВ. Кроме этого, есть законопроекты, которые после принятия обяжут и негосударственные сайты обеспечить доступ к информации для таких людей. Есть мировой стандарт - Web Content Accessibility Guidelines (WCAG) который признан всеми странами в мире.

- Как тебе пришла в голову мысль посетить школу для незрячих детей?

Сколько ни изучай информацию на эту тему, сколько ни читай статей, тебе все равно трудно понять, как, например, незрячие люди могут пользоваться компьютером, играть в игры, находить информацию, ориентироваться на сайте. Я подумал: как я могу делать compliance, если я не прочувствовал все эти вещи до глубины?

Авитар давно дружит с благотворительным фондом «Школа майбутнього». Мы вместе с организаторами фонда поехали в интернат для незрячих детей.

На уроке информатики меня познакомили с учениками. Скажу честно: сначала я чувствовал себя немного странно и все равно не мог понять, как эти дети, не видя экран, могут, например, проводить навигацию по сайту. Я попросил их найти контакты на сайте МОЗ. Они восприняли это как очень простое задание. Моментально нашли раздел с контактами, и было видно, что они могут выполнять и более интересные задачи.

Кстати, они пользовались обычной клавиатурой. Я знал, что существует специальная клавиатура Брайля, но учитель информатики пояснил: специальная клавиатура не всегда будет у них под рукой, если они, например, пойдут в гости или в кафе. А это значит, что они должны уметь пользоваться обычной клавиатурой. Не все замечают, что на обычной клавиатуре есть метки, которые можно почувствовать пальцами. Незрячие люди знают раскладку клавиатуры и могут набирать текст, ориентируясь по этим меткам.

Есть даже специальные компьютерные игры для людей с ОВ. Я попросил девочку показать мне такую игру. Начало что-то загружаться. Потом смотрю - она уже играет. Для меня же экран оставался черным. Я был удивлен. Мне казалось, что им очень сложно. Потом понял: они чувствуют себя абсолютно комфортно. Они находят информацию, они изучают ее, они играют в игры, они даже «смотрят» фильмы.

- А кто и как пишет программы, которые помогают сайту стать доступным для людей с ОВ? Любой сайт можно техническими средствами адаптировать для таких людей?

- Есть требования к описанию кода. Код должен быть описан таким образом, чтобы программа могла «считать» сайт. В Маке, например, есть встроенная программа, которая называется VoiceOver. Очень распространена сегодня программа NV Access. Но… Если сайт написан коряво, она не сможет его считать. Хорошо, что в мире таких сайтов не очень много. Плохо, что их много в Украине.

Кстати, программа NV Access была написана незрячими программистами и распространяется бесплатно. Сейчас ее знают во всем мире. Дети, с которыми я познакомился, очень хорошо знают, что такое NV Access.

- Как ты думаешь, к кому в первую очередь должен быть направлен призыв обратить больше внимания на людей с ограниченными возможностями?

- Здесь есть несколько аспектов. 
Первый: осознанность человека и компании, которая делает онлайн-продукт. Как я уже говорил, не адаптируя сайт, ты исключаешь человека с ОВ из своей системы координат. Он не существует для тебя, для бизнеса, для товара.
Второй аспект – требования законодательства. Инклюзивность сайтов и приложений должна быть закреплена на государственном уровне.
Третий аспект – коммерческий. К сожалению, в мире идет тенденция к увеличению количества людей с инвалидностью. То есть, не делая свой сайт адаптированным, ты просто теряешь деньги.

- Что компания Avitar может сделать и делает для того, чтобы вопрос равного доступа к информации стал одним из главных вопросов общества?

- Мы помогаем разработчикам понять, в чем проблема. Мы проводим аудит онлайн-продуктов. Мы можем рассказать специалисту, как сделать сайт, который соответствует не только требованиям регламентов, но и потребностям людей.
Наша глобальная миссия - сделать так, чтобы все сайты в мире были инклюзивными. Адаптированными для людей. По большому счету, тут неуместен вопрос, нужно это или нет. Это должно быть само собой. По определению. By default.



Читайте по теме:

Онлайн медицина и персональные данные пациентов
Нужны ли документы для сайта, если я продаю свой товар на рынке Европы?
Юридическая поддержка онлайн медицины
Как избежать рисков от использования некорректных документов на сайте?
Юридические фишки онлайн-бизнеса. Как документ Terms of Use помогает владельцу интернет-магазина урегулировать отношения с пользователем
Как онлайн бизнес реагирует на коронавирус. Защита данных, паника и управление рисками
Made on
Tilda